Юрій Бірюков "Літо 2014. Армія очима волонтера". Частина 1.

Давайте поговорим про войну… Перед нами - карта начала действий в Луганской и Донецкой областях по состоянию на 20 мая 2014 года: практически, вся территория Донецкой области – условно не контролируема. На самом деле, не всё там было так грустно и печально. Вот, например, - Волноваха. Она находится в глубине сепарской территории. А вот на карте – «семьдесятдевятка», которая (по-моему – 24-го мая), вышла к Волновахе. Первое ППД было километрах в шести от Волновахи. Это был парадокс: бригада вышла, заняла позицию в поле (не в лесопосадке при поле!), а проезд на эту позицию был через село, в центре которого – флаг ДНР. Как- то вот так сосуществовали: те – не очень шумели, наши – не очень их пугали. И каждый раз, когда мы ехали с грузом какой-то помощи ( а это всегда было новое село) – каждый раз нужно было проверить, в каком селе сепаратисты были активнее – в каком притихли или ушли куда-то.

Май месяц… Он был ещё такой – «невнятный». Бои, постоянные, реальные бои, начались в июне.

Запомним эту карту. Вот Луганская область…

С 15-го года пошли слухи о том, что в ЛНР уже накушались своей независимости и, поэтому, очень хочется им назад вернуться. Слухи, как правило, подтверждения не получают, но регулярно появляются. Донецкая область, практически – вся – в той или иной степени была под контролем сепаратистов.

Три волны мобилизации. Планы мобилизации первой и второй волны были выполнены. План по мобилизации третьей волны выполнен не был. Мобилизованных по первому указу (первая волна) вызвали, вообще-то, на десять дней. И на одиннадцатый день они (конкретно – 79-ая бригада) – на выход, а им говорят, что – нет, вам продлили мобилизацию на 45 дней. К обеду под воротами бригады - жёны и прочие женщины, которые кричат: - Отпускайте! Он долг свой отдал, 10 дней пробыл!

Доходило до драк. А позже им сообщили, что указ про демобилизацию – он нигде в законодательстве толком не прописан, и вас, возможно, когда-нибудь, демобилизуют…Так они и остались… Первая волна – она была самой тяжёлой. Их больше всех обманули: их призывали на 10 дней, потом – продлили до сорока пяти, а потом они ушли на год… Вот вторая волна уже знали, что мобилизация – это, скорее всего, на год, поэтому, вторая волна, більш-менш, шла нормально. И вот здесь - о нюансах нашего законодательства. Все говорят про добровольцев, но, почему-то, говорят, что добровольцы – это МВД и мвдэшные спецроты, спецбатальоны. Я не готов сейчас говорить о пропорциях, но: доброволец Алексей Петров, например. Он из тех, кто заходили в Вооружённые Силы Украины через волну мобилизации. Они заходили под первую волну. А третья волна (24 июля) - это уже Порошенко – Президент и Верховный Главнокомандующий. Это уже - огонь и сотни погибших. Это уже сбит ИЛ-76. И МН-17 уже сбит. И для третьей волны был поставлен план: 60 тысяч. Начиная с третьей волны, реализация плана мобилизации, от волны к волне, падала. А тогда по мобилизации смогли набрать что-то порядка 60% от шестидесяти тысяч. Дальше, с каждой волной, процент мобилизации падал. Давайте – честно: люди прятались. Всеми силами. Западная Украина, в числах, давала больше всего людей. Но там вдоль границы, на территориях Румынии, Словакии, Польши и т.д., все приграничные мотели, хостелы и т.д. к моменту мобилизации оказывались заполненными «под завязку». Народ выпрыгивал за границу, пользуясь (безвиза не было) особенностями приграничного передвижения, а когда заканчивался срок мобилизации, они сразу возвращались назад Вот мой собственный случай. Я приехал на Широкий Лан. Это – как раз уже четвёртая волна, уже зима пятнадцатого года. Там выдавали форму новым привезённым отмобилизованным защитникам нашей страны. Их там – четыре человека был.Они такие, как васильки под ветром: стоят, покачиваются, чего-то получают. Запах – даже противогаз, наверное, не помог бы. Ну, то есть, не просто синие, а сине-чёрные от пьянства. Ну и, разговорились: откуда, мол, вы здесь, такие… херои? Они говорят: - А мы – из одного села. Нас голова сільради собрал всех – всё село. Военком приехал. Нам говорят: - Идите в армию, Родину защищать будете. Вас там накормят, напоят и оденут. А воевать – не надо. Будете бухать, и тогда вас никто никуда не отправит. Бывали случаи, когда военкомы вступали в сговор с местными властями и, действительно, оформляли по мобилизации тех, кто в селе ну сильно…раздражал. Это были, как правило, или алкоголики, либо – какие-нибудь наркоманы. Ну, их и «сгружали» в Вооружённые Силы Украины. Иногда их армия вылечивала от алкоголизма. Это случалось редко. Вот история, приключившаяся с одним из наших самых синих аватаров.

Батальон попал под сильный артиллерийский обстрел. Располагался батальон на территории элеватора. Там нарыли нор всяких и т.д., а во дворе элеватора стояла клетка из арматуры, из такой – очень мощной арматуры. Обычно, там хранили кислородные баллоны. Ну и , нашего аватара в эту клетку и посадили, потому что он, в очередной раз, где-то нашёл себе счастье. Начался обстрел. Комбат по рации опросил всех. Все попрятались. И тут – вспомнили: - Ёлки-палки, у нас же аватар в клетке! Но в это время начал детонировать БК миномётной батареи, никто за аватаром не пошёл… На следующее утро, когда детонация закончилась, комбат отправляет санитаров забрать «двухсотого», а те приходят и говорят: - А знаете, там, в клетке, нет никого… К концу второго дня он нашёлся. Звонит и спрашивает: - Уже можно возвращаться? Он, на адреналине, руками оттянул арматурину, на адреналине сильно порвал себе кожу вылез из этой клетки и на адреналине пробежал почти пятнадцать километров. А потом – адреналин ушёл, он упал и уснул. Вернулся. С тех пор - не пьёт. Я с ним знаком. Он хороший дядька, на самом деле. Больше не пьёт.

Ладно, двигаемся дальше. Это мы только начали войну. У нас занята, практически, вся Донецкая область и половина Луганской области. У нас, практически, нет контроля над границей, там шастает чего ни попадя. Понимаете, какая история… Я общался со многими военными, и все они говорят: - Мы не ожидали, что Россия каждый раз будет повышать ставки. Ведь с начала весны мы думали, что, ну да. Россия, безусловно, будет поддерживать этих вот, сепаратистов. Но вряд ли она будет поставлять им вооружение. Следующий уровень – ну да, Россия комплектует вооружением сепаров, но вряд ли она будет стрелять со своей территории вдоль границы…

Это началось в июне, а потом. В июле, уже шло во весь рост. А потом – следующая ставка. Военные: - Мы думали, что, ну ладно, они, конечно, стреляют со своей территории, но, вряд ли же, они в открытую перейдут границу!

Каждый раз Россия повышала ставки. К сожалению... Вспомните самый первый слайд.

О том, как наши военные «учились». Они ведь не учились. Проход 79-ой, 28-ой и немножко – 28-ой бригад к границе. На карте и на бумагах это читалось хорошо и классно: зайти вдоль границы, укрепиться вдоль границы. Соответственно – пресечь поставки вооружения, боеприпасов, топлива и всего остального. И, тогда, получается, мы бы взяли их в большой такой котёл, и, постепенно – разоружать, разоружать, разоружать. Вот 72-ая бригада и пошла. Потом к ней присоединилась 79-ая бригада, были там и 28-ая, и 30-ая. Но тогда ведь армия наша оперировала не бригадами. Батальонами. А чаще всего – ротами. То есть: взяли 50 – 100 человек боеспособных – и они побежали в одну сторону. Следующие 100 человек из этой же бригады – побежали куда-то в Луганскую область. Про логистику боеприпасов, топлива и всего остального – лучше даже не вспоминать. В этот момент логистики не существовало. Ну и вот, посмотрим: первые два месяца, июнь и июль. Первые две волны подписаны Исполняющим обязанности Президента Украины Турчиновым. Потом – пауза. Потом – пауза, президентские выборы. 7 июня - инаугурация. 13 июня – освобождение Мариуполя. 14 июня – сбит ИЛ-76 под Луганском. По бумагам – Генеральный Штаб – ничего не нарушил. Это – нормальная практика для десантников, когда караванами ИЛ-76-ые отправляются для пополнения сил заблокированных где-то передовых групп. И, когда говорят про сбитый ИЛ-76-ой под Луганском, каждый раз, почему-то, забывают сказать, что сбили второй из трёх. Их шло три машины тогда. Первый сел. Сбили второй. Третий ушёл. Но шли они – втроём. Каждый раз забывают говорить о том, чтоПЗРК к этому моменту уже сбивали наши вертолёты. Уже сбивали и наши самолёты. Все это знали, но по бумагам это было на уровне командно-штабных игр и командно-штабных тренировок. Это - нормально: отправить подкрепление, посадочным методом туда отправить десантников 25-ой бригады. Можно дискутировать о том, что как бы всё сложилось, если бы не отправили это подкрепление…Там, в окружении, были люди. Когда был окружен Донецкий аэропорт, туда каждые 2-3 дня, с боем, теряя на проходах, всё равно – шли с подкреплением десантники. Это не одно и то же? Просто, тогда трагедия была в том, что за один раз – вот так, такое количество погибших. А если посчитать сколько погибших и сильно травмированных было в Донецком аэропорту? В ноябре я заскакивал в новый терминал… Шло три БТРа. В десантном отделении - 8 человек. 3 БТРа – 18 человек. Это была ротация. Из этих восемнадцати человек, во время захода, четверо были ранены. Они сидели внутри брони. 12,7 бронебойные пробивают броню, и осколками сечёт тех, кто находится внутри БТР. БТР – он, конечно, большой, железный и. наверное, надёжный. Но он пробивается насквозь! 14.5 с бронебойным припасом прошибает БТР по всей длине. У девяносто пятой бригады есть такой, насквозь прошитый БТР. Увы.

19 июня появились разговоры про мирный план Порошенко. С этого момента я уже очень чётко помню последовательность действий. Тогда я ещё не был никаким советником. Я подкритиковывал. Не громко критиковал, но подкритиковывал эти вот, ваши мирные планы. Тогда, на неделю, бои чуть-чуть прекратились. Начались передислокации, перемещения, передвижения… Один из батальонов 79-ки пошёл к Дмитровке, это – тот самый южный котёл. Начали туда заходить. Брать под контроль границу. Они действительно заблокировали очень большое количество попыток переброски техники из Российской Федерации на территорию Украины. 27 июня было объявлено, что перемирие закончилось. Начались бои.

В ночь с 30 июня на 1 июля все военные ждали заседания Совета национальной безопасности и обороны: ходили слухи, что продлят перемирие. А армии уже хотелось воевать. Армия уже хотела мстить. Не «освобождать» и так далее, а мстить хотела большая часть армии. Это куда «низменнее», не так этично, но – эффективнее, на самом деле. В эту ночь я как раз приехал на Луну – это село Довгеньке, первый штаб АТО в начале войны. Там все ждали: ну когда же что-нибудь Порошенко расскажет... Потом мы легли спать, потому что не дождались. Утром встали очень рано, вышли, а в поле, рядом с палатками, разворачивается дивизион «Смерчей». Стоят транспортно – заряжающие машины и заряжают «Смерчи». Мы за утренним кофе начали обсуждать, продлили перемирие или - нет. Я говорю: - Да вот, судя по вот этим вот – нет. И да, перемирие продлено не было, и в ночь с 1 на 2 июля дивизион «Смерчей» работал по Красному Лиману. Я тогда общался с ракетчиками. Они были счастливы. И не потому, что стреляли по врагу, потому, что по состоянию на лето 14-го года у них бы очень чёткий план утилизации ракетного озброєння Вооружённых Сил Украины. А мы вышли из этого договора по утилизации в конце 14-го года, а всё лето четырнадцатого года ракетчики самого крупного нашего калибра утилизировали РСЗО «Смерч» методом кидания их - туда! Куда-нибудь… А в обычных условиях РСЗО - это очень «геморно», медленно: нужно на каждую ракету писать кучу бумажек. А так – 12 труб зарядил, пальнул и - списал. Выжгли тогда, наверное, с половину нашего запаса «смерчей», а вторую половину «потеряли» в Сватово и в Балаклее. А потом КБ «Луч» начало делать новые ракеты.

5 июля – освобождение Славянска. И это – отдельная история. Первая единица техники Вооружённых Сил Украины, которая зашла в освобождённый Славянск, называется ПТС-2: плавательное транспортное средство. И зашло оно первым не потому, что в Славянске так много воды, а потому, что ничего другого на тот момент в Довгеньком, которое находится рядом со Славянском, у штаба Антитеррористической Операции не оказалось. Вообще. Поэтому, они в эту ванну на гусеницах посадили спецназ из 38 полка, и вот именно так наши Силы Специальных Операций заехали в Славянск. Говорят – зрелище было фантастическое! Оно пугало просто своим видом, как бы. А ближайший БТР в тот момент находился в 15 километрах от Славянска. Ну не нашли!.. Перебросили тройку-восьмёрку вертушками, а на чём заехать – не нашли. Поэтому – въехали на ПТСке. Напоминаю: мы говорим про Армию 2014-го года.